Лишь в человеческой уникальности

И ценность этих глубин превыше и воли императоров, и давления обстоятельств, и всего того, что видится материальным, движущимся, изменяющимся вне души человека.

Превыше и ценней его тела, временного, неустойчивого, преходящего. Лишь в человеческой уникальности, самобытности, внутренней независимости, в его представлениях и убеждениях, не зависящих от обстоятельств и зова тела, — действительная ценность, несоизмеримая ни с чем, кроме нечеловеческого разума, кроме Бога.

А следовательно, лишь разум, лишь взаимодействие разумов составляет действительное, истинное существо мира. Не изменчивая внешняя форма, временный носитель разума, а его глубинное существо.

Условной датой зарождения науки о природе принято считать 1623 г. , когда вышла основополагающая в смысле методологии науки научная работа Г. Галилея «Пробирщик», уже цитировавшаяся выше. Эмоциональную оценку этого момента дал П. Шоню.

При небеспристрастном обсуждении становления естественной науки нового времени нередко можно заметить смешивание и подмену объекта противостояния этой науки.

Очень идеологизированное «объяснение» гласит, что наука о природе боролась с религиозной картиной мира, отстаиваемой католической церковью. Действительность же состояла в том, что эта новая наука противостояла и боролась в умах людей с так называемой аристотелевой наукой. Аристотелевая наука или, точнее, аристотелевая методология в науке была взята на вооружения предыдущим этапом развития католического христианства, но она не была ни сущностью, ни особенностью христианства.

Эта аристотелевая методология в науке была включена в католическую философию усилиями выдающегося мыслителя XIII века Томаса Аквината (Фомы Аквинского).

 
 

Статьи раздела Человек и христианство

 
 

Поделитесь с друзьями!