С теоретической стороны

В отношении к шестому принципу может наблюдаться широкий (если не широчайший) спектр различной степени личной приверженности ему, что было нередко неглубоким пониманием следствий из этого принципа.

На самом деле, он является отдаленным следствием отстранения христианства от дуализма, в частности от манихейства, и от гностицизма. Поэтому с теоретической стороны он чрезвычайно важен, позволяя явно отделить в понимании людей собственно христианство от его ближайших принципиально чуждых ему ересей или от учений, чем-то похожих на христианство. С другой стороны, индивидуальная человеческая практика в духовном ее компоненте нередко выходит за границы этого принципа.

В частности, практика игнорирования естественных потребностей человеческого тела к чистоте. (Заметим, что даже животные немало времени тратят по уходу за своим телом — в основном путем вылизывания и выкусывания инородных элементов. ) Боязнь же многими христианами прежних веков «соблазна тела», соблазна отдаться искушению его биологических позывов, нередко толкали не очень далеко мыслящих людей на «умерщвление плоти». Наиболее дальновидные духовные наставники боролись с излишеством в этом направлении, но нередко и понимания излишества здесь были очень занижены.

Немало христиан, в той или иной степени неприязненно относящихся к материальному миру, были в дальнейшем канонизированы как «святые».

Поэтому следует признать этот принцип в практике предыдущих веков скорее принципом максимума духовных требований к христианину, чем относящемуся к минимуму принципиальных требований к нему.

 
 

Статьи раздела Человек и христианство

 
 

Поделитесь с друзьями!