Упомянутый текст напрашивается

С позиций сегодняшнего дня представляется очевидным, что, говоря чтонибудь значимое для воздействия на человечество, Иисус мог и, скорее всего, нередко представлял себе не текущий миг человечества, разворачивающийся у него перед земными глазами. Он, скорее всего, представлял себе особо значимую для управляющего воздействия ситуацию или группу ситуаций в развертывании человечества во времени, иначе говоря, в будущей истории человечества. Упомянутый текст напрашивается именно на такое соотнесение, поскольку в нем звучат слова «что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного».

Хорошо известно, что иудаизм начала нашей эры не занимался прозелитизмом (обращением в свою веру ранее не веровавших в нее людей).

Эта особенность иудаизма непосредственно вытекала из его догматических положений, поскольку Ветхий Завет был заключен Богом иудеев с потомками Авраама («завет Мой между Мною и тобою <Авраамом> и между потомками твоими» ), и обращены в него, в лучшем случае, могли быть «потерянные колена Израилевы». Поэтому приписывать фарисеям первого века, что они обходят море и сушу для обращения в иудаизм, по крайней мере, странно, а по существу даже нелепо.

Но эти слова приобретают полный и глубокий смысл, если соотнести их не с соотечественниками апостолов, а с «фарисеями» Нового времени, которые лучше известны под именем протестантов, но, как и фарисеи, основное пристрастие имели к следованию Ветхому Завету.

 
 

Статьи раздела Человек и христианство

 
 

Поделитесь с друзьями!