«Чертоги веры» и ««безумие»

«Чертоги веры» и ««безумие» неверия» ведут постоянную борьбу в душе писателя: не случайно одну из книг своего романа «Братья Карамазовы» он специально озаглавил «Рго и kontra», причем аргументация противников религии у него берет верх над доводами ее сторонников. «Я, — писал Ф. М. Достоевский, — дитя века, дитя неверия и сомнения до сих пор и даже (я знаю это) до гробовой крышки. Каких страшных мучений стоило и стоит мне теперь эта жажда верить, которая тем сильнее в душе моей, чем более во мне доводов противных» К

Беспощадно разоблачая нарождавшийся капиталистический строй, Ф. М. Достоевский страстно искал путь к справедливому социальному устройству. Этот путь он видел не в «атеистическом социализме», в адрес которого он возводил несправедливые обвинения. В произведениях писателя «атеистический социализм» оказался виновником тех пороков и страданий, которые были естественным спутником буржуазного строя. Счастливое будущее писатель связывал с «христианским социализмом», «русским Христом», проповедью всеобщей любви и страдания.

Для понимания поисков справедливого социального устройства характерна знаменитая «Легенда о Великом инквизиторе», в которой Ф. М. Достоевский через призму своего мировоззрения анализирует евангельские искушения Христа в пустыне.

 
 

Поделитесь с друзьями!