Добрая коллективная нравственность

Поэтому «добрая коллективная нравственность» вызывается к жизни не благодаря совершенствованию отдельных личностей (мы оставляем в стороне антигуманный и антисоциальный характер христианского совершенствования), а путем изменения общественного бытия людей, от которого зависит и «нравственное возрождение» человека, и возникновение «добра и счастья».

Несколько иными, но не более убедительными доводами, призванными обелить православно-христианский индивидуализм, пользовался В. Экземплярский. В своей книге «Евангелие и общественная жизнь» он писал, что основное начало христианской жизни — любовь к богу и ближнему. Общение с богом — высшая цель человеческого бытия. Любовь же и общение предполагают предмет любви и общения. На основании этого В. Экземплярский умозаключал, что христианская нравственность не может быть названа индивидуалистической. В своем стремлении как-то облагородить христианство он доходил до утверждений о том, будто нет «ничего, более чуждого» духу Евангелия, чем индивидуализм Однако ссылки на «предмет» любви и общения не делают православное христианство коллективистским. Христианская любовь к ближнему, подавляемая в конечном счете любовью к богу, эгоистична и, как это будет показано дальше, несовместима с подлинным гуманизмом. Что же касается такого «предмета» любви и общения, как бог, то фантастическое богообщение, полагаемое в качестве главной цели жизни, и делает индивидуалистическим православный идеал человека.

 
 

Поделитесь с друзьями!