Мысль о ненужности и малосущественности социальных изменений

Мысль о ненужности и малосущественности социальных изменений по сравнению с задачей духовно-нравственного спасения человека пропагандировалась русской церковью вплоть до середины 50-х годов. В курсе основного богословия, прочитанного студентам Московской духовной академии в 1956/57 учебном году, подчеркивалось, что христианство «возлагает свои надежды в деле нравственного возрождения человека не на создание новых, более разумных и лучших политических учреждений и социальных условий, в которых люди воспитывались бы для добродетели, а на воздействие на сердце и совесть человека».

Признанию русским православием необходимости социальных перемен способствовало то обстоятельство, что восточное христианство не делает такого резкого упора на проблеме греховности рода человеческого, какой характерен для католицизма. Именно западная церковь, следуя Августину, приложила наибольшие усилия в деле разработки концепции первородного греха; правда, свойственная ей «правовая точка зрения» в вопросах греха и воздаяния облегчает, как уже сказано, социальную интерпретацию христианства.

Богословско-теоретической основой нового курса русского православия является догмат боговоплощения. Этот догмат всегда занимал большое место в вероучении восточного христианства.

 
 

Поделитесь с друзьями!