В дореволюционной России

Они присутствовали при казнях революционеров, при расстрелах солдат, матросов, рабочих и крестьян и благословляли эти преступления именем бога.

В дореволюционной России, как и в других странах, церкви и монастыри, защищая крепостнический порядок, получали за это богатое вознаграждение от князей, бояр, императоров, банкиров.

С течением времени монастыри и духовенство накопили такие огромные имения в своих руках, что помещики, завидуя им, не раз ставили вопрос об отобрании в казну этих земель и распределении их между помещиками. Ко второй половине XVII века на церковных землях сидело около миллиона душ крепостных.

Церковь, подобно другим помещикам, владела крепостными, продавала их и меняла, душила повинностями, извлекала громадные богатства. Богатые монастыри были не чем иным, как крупными поместьями, у которых были десятки тысяч крепостных крестьян. Так, например, Троице-Сергиевский монастырь имел за собой в разных вотчинах 106 тыс. душ крепостных, Александро-Невская лавра — более 25 тыс. душ, Кирилло- Белозерский монастырь — 21 590 душ.

Монастырские поместья превосходили даже поместья крупнейших вельмож того времени — графов Шереметевых, Разумовских, Строгановых. И хотя при Екатерине II у церковных учреждений и у духовенства земли и крепостные были отобраны... но монастыри и церкви не остались в накладе.

Закон, который был издан тогда, немножко урезал, замедлил рост церковного и монастырского землевладения, но не уничтожил его.

 
 

Поделитесь с друзьями!