В Саратове Чернышевский преподавал в гимназии

Это было время, когда в России еще господствовало крепостное право.

Чернышевский смело беседовал со своими учениками о вреде крепостного права и в дневнике своем записывал: «Я делаю здесь такие вещи, которые пахнут каторгою — я такие вещи говорю в классе» . Одесский архиепископ Никанор, который в то время был в Саратове, рассказывал впоследствии, как Чернышевский высмеивал учение религии о мудрости божьей: «Да, да, что и говорить, кажись, я распорядился бы умнее в устройстве мира. Вот, например, Алтайский хребет я кинул бы на берега Ледовитого океана.

Тогда и Северная и Средняя Азия были бы обитаемы: северная была бы теплее, не скованная в своих льдах, а средняя холоднее, не потонула бы в своих песках».

Так Чернышевский не только говорил, но и писал.

В дневнике Чернышевский, записывая разговоры со своей будущей женой, упоминает, как он спросил свою будущую жену, религиозна ли она, и как, когда она созналась, что почти не верит, он ответил ей: «Я должен сказать вам, что я не верю всем этим вещам».

 
 

Поделитесь с друзьями!