Церковь едина, и святость

В то же самое время мы видим также, что в каком-то смысле между ними существует и односторонняя обусловленность: пет детей без матери; пет народа без руководящих им; пет святости без явленной в действии освящающей силы; пет единства в божественной жизни без ее источника, пет «сообщества святых» без общения в таинствах. Ecclesia una est, cujus sanctitas de sacramentis colligitur (Церковь едина, и святость ее заключена в таинствах).

Равным образом, без иерархической организации не может создаться организованного собрания. Наконец, используя два слова, противопоставление которых часто встречается в сфере социальной философии и даже порой становится там объектом злоупотребления, по которые все же, с необходимыми поправками, применимы и к Церкви, пет состоявшейся общности (Gemeinschaft) без общества (Gesellschaft), в котором и посредством которого она только и может состояться. Очевидна и родственная близость приведенного выше рассуждения с классическим, приводимым в каждом катехизисе, разделением па две категории всех членов церковного сообщества.

Одно не перекрывает полностью другого, по как то, так и это отражают все ту же присущую Церкви основополагающую двойственность: пастыри и стадо; Церковь учащая и Церковь «внимающая», Церковь учеников; Церковь правящая и Церковь управляемая; духовенство и миряне; иерархия и простые верующие; свершающие таинства и приступающие к ним; или же, как когда-то говорили, sacerdotes (посвященные) и idiotcs (непосвященные). Предшествующий разбор, собственно, оправдывает проведение такого различия и подкрепляет его, — но в рамках непременного единства.

Ибо «целокупность Христа предполагает нераздельное единство Главы и Тела in plenitudine Ecclesiae (в полноте Церкви)» и, стало быть, — нераздельное единство всех членов, составляющих это тело.

 
 

Поделитесь с друзьями!