Церковь в ее видимом аспекте

А тот, кто в этом отказывается следовать парадоксальной логике Боговоплощения, как может следовать ей в том, что касается икономии таинств? И тем более, как не быть ему вынужденным отказаться от нее в том, что касается самой личности Иисуса Христа? С другой стороны, если правда, что Церковь в ее видимом аспекте «несет очевидный отпечаток наших человеческих слабостей, то это следует объяснять не ее юридическим устройством, но скорее прискорбной склонностью к дурному отдельных индивидов, которую ее божественный Основатель попускает даже и среди высших членов Своего мистического Тела ради испытания добродетели паствы и повсеместного укрепления достоинств христианской веры».

В Церкви имеет место не только смешение видимого и невидимого, но и в ее видимом аспекте — смешение божественного и человеческого: «Christus... nostram salutem operatus est, in quantum fuit Deus et homo... Oportet igitur et ministros Christi homines esse, et aliquid divinitatis ejus participare secundum aliquam spiritualem potestatem» («Христос... осуществил наше спасение, поскольку был Богом и человеком... Значит, следует и служителям Христовым быть людьми и при этом быть причастными к Его божественности в смысле некоего духовного могущества»).

В этом законе — ключ к тайне Церкви.

 
 

Поделитесь с друзьями!