Через рукоположение священник не становится более

 Но при всем этом, однако, как мы уже отмечали, институт священства и священство как таинство не создают внутри Церкви двух разных степеней принадлежности ко Христу, двух разновидностей христиан.

Это одна из важнейших истин нашей веры.

Через рукоположение священник не становится более христианином, чем простой верующий. Он получает священство для совершения литургии, литургия же совершается для всех. Все призваны к божественной жизни, и от этого все едины в высшем достоинстве, «достоинстве христианина», воспетом святым папой Львом как являющее собой чудесным образом обновленное достоинство человека.

Этим достоинством облечен каждый вне зависимости от возложенных на него функций в пределах церковного тела. Но это обстоятельство, однако, не отменяет непременного различия между священниками и мирянами, или пастырями и паствой в том, что касается их положения и властных полномочий.

Личная святость не может быть ни социально детерминирована, ни распознана посредством использования каких-либо четких критериев — любая попытка в этом направлении неизбежно породила бы извращение,— тогда как печать священства, пусть даже не сопровождаемая фактическим служением, напротив, должна быть встречена с глубоким почтением.

 
 

Поделитесь с друзьями!