До сих пор не вполне понятно

 Даже если не входить в частности соотношения Слова и Марии, подобная интерпретация должна была в один прекрасный день выйти на свет Божий по внутренней логике христианской Тайны, уже увиденной нами в действии. Следовало только приготовить ей путь, приведя несколько традиционных соображений о переходе от Синагоги к Церкви язычников или об обращении после греха.

До сих пор не вполне понятно то, что Песнь даже в своем первоначальном значении оставляет место греху в жизни Невесты, и, возможно, слишком тесно связывая ее с предшествующей пророческой традицией, мы рискуем упустить из виду ее истинную новизну. Заключается ли первоначаль-ное содержание текста в описании прощения Богом Его согрешившего и раскаявшегося народа? Можно ли рассматривать призыв «оглянись, Суламифь» как призыв к обращению?

Или в «восхождении от пустыни» следует видеть исход из пустынных земель греха?

Это представляется по меньшей мере сомнительным.

Однако, с другой стороны, очевидно, что завет между Израилем и Ягве здесь представляется скорее желаемым и искомым, нежели свершившимся; его исполнение предстоит в будущем, и в этом отношении его можно отнести не столько к непорочной Деве, сколько к нашим мятущимся душам: «Искала я Того, которого любит душа моя, искала Его и не нашла Его.

 
 

Поделитесь с друзьями!