Единство христианского сообщества

О «мистическом теле» они говорили в контексте Евхаристии и понимали под этим выражением — что становится совершенно очевидным при чтении их произведений — не некое всецело невидимое тело, и не бледный образ какого-либо реального тела, но «corpus in mysterio» («таинственное тело»), тело, мистически означаемое и устрояемое Евхаристией; говоря иначе — единство христианского сообщества, реализуемое «святыми тайнами» в действенной символической форме. Или еще, другими словами, «представленное в таинстве духовное и телесное единство членов Церкви со Христом». То есть Тело по преимуществу, самое реальное, самое «подлинное» из всех.

Тело конечное, по отношению к которому собственное Тело Иисуса Христа, без умаления истинности его может быть названо «телом отображенным». На языке схоластики таково «вещество» таинства — res sacramenti.

После signum tantum («только знака») (или же sacramenti species — «вид таинства») и res-et-signum («вещь-и-знак»), такова res tantum («только вещь»), та, которая не является уже более знаком какой-либо другой вещи, поскольку представляет собой последний результат таинства.

 
 

Поделитесь с друзьями!