Эпитету не стремились приписывать точного значения

Моменты эти тесно взаимосвязаны. Внимательное их рассмотрение позволит нам проникнуть в самое сердце тайны Церкви.

Во времена первых христиан вопрос стоял о «духовном теле» или о «великом теле» Христовом; о «пленарном теле», теле «вселенском» или «всеобщем»; об «истинном и совершенном» теле, «мистической Главой» которого является Христос, а «мистическими членами» — христиане.

Тогда же говорили о сонме праведных как о «мистической Церкви», а также о «тайне Тела Христова», о «мистическом единстве» верных в составе Тела Христова. И только в Средние века (точнее, во второй половине XII столетия) само Тело Христово, которым является Церковь, стали называть «мистическим».

Ранее это определение при-меняли к Евхаристии, теперь же с его помощью Церковь стали отличать от Евхаристии, как Христа в Его земной жизни и во славе.

Эпитету этому не стремились приписывать точного значения.

И вправду, не достаточно ли просто отдавать себе отчет в том, что понятие «мистического» состоит в оппозиции к понятию «естественного»?

 
 

Поделитесь с друзьями!