И понятно их желание воскликнуть вслед за святым Августином

 И понятно их желание воскликнуть вслед за святым Августином, сказавшим о Родине: «Говоря о ней, не могу остановиться». Но наряду с ясной стороной в тайне Церкви с неменьшей очевидностью присутствует и неясная сторона. Для неверующего, для того, кто еще не пришел к Отцу, Церковь может стать препятствием на пути к Нему.

Для верующего же она может представать испытанием, и лучше, когда это так и случается, ибо, пожалуй, чем большее испытание Церковь являет собой верующему, тем, значит, к большей жизненности и чистоте стремится его вера.

Тайны Божества воспринимаются нами несколько более отстраненно, чем тайна Церкви, и уже в силу этого обстоятельства не так изумляют — мы всегда заранее готовы к тому, что Бог, так сказать, приведет наш разум в замешательство, поскольку ведь Он всегда выше любого нашего о Нем знания. Всякий раз, желая найти в себе нечто общее с Ним, не приходится ли неизбежно признать, что различие бесконечно больше сходства? Что может быть безумнее приложения к Богу человеческой мерки?. . Хотя бы тайна Воплощенного Слова уже невероятна: «Бог воплощается, звучит имя, человек становится Всевышним среди нас». «Смешение неслыханное!

Слияние неслиянного!

Сущий сотворяется; Бесконечный создан и пребывает в пространстве...

Слово сделалось осязаемым, Невидимое — видимым, до Неприкосновенного можно дотронуться, Вневременное вошло во времена, Сын Божий стал сыном человеческим!» Идея Богочеловечества, прежде чем захватить грезящего о Человекобожестве, жестоко ранит его разум; если даже показать такому человеку, что, в сущности, здесь нет никакого противоречия, вереница необходимых следствий, вытекающих из этой идеи, способна привести его в оцепенение.

 
 

Поделитесь с друзьями!