Как мы уже отмечали

 В другие времена и в другой среде выражение «мистическое тело» понималось во вполне реалистическом смысле. Под ним разумели подлинно сверхъестественный организм.

Но при этом, однако,— как мы уже отмечали — возникала тенденция в той или иной мере отделять «мистическое тело» от Церкви.

Добавление эпитета к унаследованному от апостола Павла существительному многими воспринималось как обоснование гипертрофированного выделения в «Теле Христовом» его «мистического» или, как его еще называли, невидимого, внутреннего, духовного или скрытого аспекта, что позволяло задаваться вопросом: не случается ли при этом, что «прилагательное, присоединяясь к существительному, совершенно собой его поглощает?»Избежать этой двойной опасности — и в первом, и во втором своем проявлении она весьма и весьма реальна — легче, если принять во внимание следующие справедливые замечания: слово «мистическое» означает нечто большее, нежели «духовное», оно неизменно предполагает некий элемент непонятности, «мистерии», что обязательно должно учитываться при его интерпретации; слово это также ни в коем случае нельзя воспринимать в качестве синонима невидимого, но, скорее, как если бы речь шла о доступном восприятию знаке сокрытой божественной реальности; и, наконец, оно обозначает именно ту Церковь, которая, по словам апостола Павла, есть «Тело Христово».

 
 

Поделитесь с друзьями!