Каков был порядок

Нам даже не стоит задаваться вопросом, каков был порядок вещей при изначальной простоте.

Сама по себе простота не есть ни идеал, ни критерий. Та же простота, что действительно непреодолимо влечет нас, сияет не в начале пути, а в завершении его. Она не дается изначально, но приходит как награда; она достигается не отсечением лишнего, но вбиранием все нового и нового.

Любою ценой стремиться к какой-то определенной простоте значило бы насаждать насилие, ибо простоты этой нет в нас. Скажем лучше о том, что есть.

В наших силах, не закрывая глаза на определенные сложности, которые связаны с Цер-ковью как институтом, почитать в ней, такой, какой она существует в мире, чудесный знак Божественной Премудрости. Человеческая природа двойственна.

В ней присутствует и животное и духовное начало. Человек живет на земле, его участь — участь преходящего создания, но тем не менее что-то в нем непременно выходит за пределы земных горизонтов, неудержимо тянется к вечности.

Уже в этом одном определена раздирающая человеческое существо борьба. Уже этого одного достаточно, чтобы лишить идею гражданской религии всякого основания. Да и сам Руссо, говоря о своей тоске по такого рода религии, вынужден был на той же странице признать, что она «основана на заблуждении».

Какими бы ни были частные ее положения, она всегда возводит гражданское общество и земной порядок вещей в некий абсолют.

Не видя иного способа оправдать такую религию, Руссо сводит ее к условности.

 
 

Поделитесь с друзьями!