Климент Александрийский

 Как великолепно выразился Климент Александрийский, «подобно тому, как воля Божия есть деяние и называется сотворением мира, так помышление его есть спасение людей и называется Церковью». Мы говорим о Христе: «царствию Его не будет конца»; то же мы должны сказать и о Церкви. «Брачный пир Агнца» будет длиться вечно.

Как уже говорилось в нашей книге, быть спасенным — не что иное, как быть навечно принятым в лоно той самой Церкви, ради которой он, спасенный, и был создан, в которой он обрел избранничество и которой был возлюблен. Ибо Христос возлюбил Свою Церковь. Он принес Себя в жертву за нее, приобрел ее Себе Своей Кровью.

Причащаясь этому таинству любви, совершаемому в нем единству, ми сами стяжаем любовь и спасение. Да, если рассматривать Церковь лишь в ее видимом земном проявлении, чудесным образом установленном ради нашего спасения, можно с полным правом утверждать, что она конечна.

Церковь, в таком ее понимании, действительно будет существовать, лишь покуда живы вера, на которой она держится, и «таинства веры». Она прейдет, как преходит «образ мира сего». Она конечна, как и Сам Христос пожелал быть конечным в Своем земном воплощении, ограниченном во времени и пространстве, и более того, желает вечно оставаться конечным, будучи для нас «Путем».

К Церкви применимы слова, произносимые обыкновенно в связи с Иисусом Христом и как бы противоречащие сказанному нами чуть выше: propter nos homines et propter nostram salutem («нас ради человек и нашего ради спасения»).

Или же, воспользовавшись выражением Пия XI: «Не люди созданы для Церкви, но Церковь для людей».

 
 

Поделитесь с друзьями!