Мы ни в коем случае не можем вслед

«Супруга Христова не может быть запятнана; она чиста и непорочна; ей ведомо только одно жилище; с целомудренной чистотою она хранит святость одного очага». В неизменной чистоте пребывает ее учение, и всегда жив источник таинств ее.

Второе же свойство, являющееся целью и результатом первого, напротив, есть такое сокровище, которое может быть утеряно каждой отдельной личностью: полной твердости христианин ожидает только от Бога. В Церкви как в целокупном теле оно всегда может в той или иной степени умаляться.

Работа благодати проявляется в разной мере в зависимости от эпохи и от состояния человеческих душ — с уверенностью мы судить о ней не можем никогда.

В одни эпохи святость процветает в видимом изобилии, в другие — таится на глубине; цветение ее бывает ослепительным, но бывает и потаенным.

 Мы ни в коем случае не можем вслед за донатистами представить себе некой группы «совершенных», святых по предопределению,.

Церковь — тут, на земле, и она всегда была и останется до самого конца смешанным сообществом, подобно пшенице, еще не отделенной от плевел, ковчегу с тварями чистыми и нечистыми, кораблю, который неразумные пассажиры его едва не обрекают на крушение.

 
 

Поделитесь с друзьями!