Неколебимым убеждением веры

Он знает, что если послушание и «никогда не может заставить сделать зло», оно может «прервать или замедлить осуществление доброго дела, которое делалось или замышлялось».

Априорно, неколебимым убеждением веры ему известно это, и это же подтверждается в истории двумя противоположными разновидностями опыта. Даже если иногда эта истина и горька, для него она прежде всего чудесна.

Конечно, даже если приказ не безупречен, церковный человек не отрекается от ответственности, возлагаемой на него долгом или обстоятельствами. Он делает все возможное, чтобы просветить власть предержащего. Он не просто имеет на это право: он должен это сделать, и исполнение этой обязанности подчас требует героических усилий.

Но последнее слово принадлежит не ему.

Церковь, его обитель, есть «дом послушания».

Если в конце концов он не получает возможности сделать то, что ему представляется благом, он напоминает себе, что, даже если предположить, что его инициатива была правильна, важно не его конкретное действие, но дело Искупления, в соработники которому он призван Господом. Дело же это не подчиняется законам человеческих начинаний, и ему самому, в конце концов, остается лишь включить свои усилия в общее дело Божие, ведомое Им через Его наместников — и рядовой христианин, таким образом, также непреложно участвует в «непреложной верности Провидения». Наконец, невозможно предать, изменить себе, другим или Богу простым послу-шанием.

Никакие софизмы, видимость добра или убежденность в добрых намерениях не могут затмить в его глазах сияние двух слов апостола Павла, призывающего подражать Христу, factus obediens (бывшему послушным).

Ничто не может заставить его забыть, что именно полным самоотречением был спасен род человеческий, и Исполнивший это спасение «хотя и Сын, однако страданиями навык послушанию», и лишь Им одним, с Ним одним и в Нем одном мы можем быть «одновременно спасенными и спасителями».

 
 

Поделитесь с друзьями!