Но и этого всего еще недостаточно для позитивного объяснения

Дабы придать выражению «мистическое тело» действительно конкретный смысл, проникнуться богатством его догматического содержания и осознать, каким образом оно, используя слова энциклики Mystici corporis, «произрастает, так сказать, из сообщаемого нам Священным Писанием и писаниями святых Отцов», необходимо дальнейшее уточнение.

История дает нам это уточнение, и оно позволяет избежать обеих ошибок: и той, в силу которой «мистическое» становится простым синонимом «духовного» или же расплывчато понимаемого «таинственного», и той, которая заставляет разделять между собой мистическое тело и видимую Церковь. В то же самое время оно открывает нам важнейшее положение доктрины.

Апостол Павел, оформляя теоретически то, что и так уже следовало из практики первоначального христианства, соединил тайну Евхаристии и тайну христианского сообщества в одну тайну: «Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба».

Это место имеет обширные комментарии в Предании.

Верным оказался комментарий, который стремились дать ему первые богословы, говорившие о Церкви как о мистическом теле Христовом.

 
 

Поделитесь с друзьями!