Он знает цену молчанию

 Он поистине стремится всего себя предать заботе об истине, о подлинности, о «духовной нищете», во время, когда «благородная душа более всего страшится лжи, особенно в области священного». Входя в святой Иерусалим, «город истины», где обитает «Бог истины», «Бог верный и праведный», помня, что Дух Святой не терпит ни в чем лукавства, и что сам Иисус назвал веру в числе трех важнейших в законе вещей — вкупе с милостью и судом — церковный человек избегает любого проявления ханжества и ложного благочестия. Он знает цену молчанию.

Он понимает также, что всякой вещи есть свое время, что самые лучшие намерения могут быть «не ко времени», и что, в конце концов, не его дело об этом судить. Он не удивляется необходимости подчас «сеять со слезами». Даже в самом добром начинании он не должен забывать, что пожинаемое им посеяно другими до него и что ему самому не следует ждать урожая от того, что он мог посеять.

Он остерегается упрощенных решений, которые, даже без прямого касательства к вере, могут как-либо повредить полноте, равновесию и глубине кафолического наследия.

 
 

Поделитесь с друзьями!