Помимо присвоения и извращения

Но с какого-то момента начался возврат к прежним временам. «Стремление государств «быть как боги» в наши дни достигло апогея».

Оно, это стремление, помимо присвоения и извращения многих других христианских ценностей, предполагает, что «Град Божий снизошел с небес на землю и из вечности — во время», причем, по крайней мере на практике, объявляется, что каждый человек частицей принадлежит к этому Граду, а частица — ничто без целого. Государство, таким образом, восстанавливается в своем древнем притязании быть высшей ценностью для каждого и превратиться — в лице тех, кто собой воплощает его власть,— в предмет почитания. Верующие христиане здесь снова становятся «безбожниками» и «врагами рода человеческого», каковыми они некогда виделись язычникам.

Перед лицом такого рода успехов, угроз и притязаний насколько свежее и глубже звучит для христиан известная аксиома: «Ничего так не любит Бог, как свободу своей Церкви!» Во всей своей весомой земной видимости кафолическая Церковь выступает единственно верным залогом свободы человеческих душ.

 
 

Поделитесь с друзьями!