После дара Жизни в крещении

Отсюда происходят несколько рискованные параллели между Девой и Священнослужителем, спекуляции на теме священства Марии, историю которых подробно проследил аббат Рене Лорентен. После дара Жизни в крещении, дара Слова в проповеди, рождающей веру, было весьма естественно поставить слово священника, по которому в мир является тело Христово, подобно тому, как это случилось в Назарете после «Fiat» (Да будет), сказанного Марией. Начиная с XII в повторяется восклицание: «Vere veneranda sacerdotum dignitas, in quorum manibus Dei Filius, velut in utero Virginis, denuo incarnatur!» (Поистине достойно почтения достоинство священнослужителя, в чьих руках Сын Божий, словно в лоне Девы, вновь воплощается!). «Французская школа» в XVII в. , в частности, прославляет чудо «завета», «сходства», «связи» священства с Матерью Христа.

Св. Жан-Эд видел в священнике «образ Девы Марии», ибо через него, как через нее, «Христос воплощается, дается в снедь верным, приносится в жертву Богу». Но, приводя освященный традицией взгляд к частностям, рискуешь лишить его силы и вместе с тем впасть в подробности, сомнительные с. точки зрения богословия.

Таким образом, подобает воздерживаться от чрезмерной детализации общего соответствия, общности задач Марии и Церкви, о которой сказано в Евангелии от Иоанна, когда Христос с креста указывает нам на Матерь нашу discat ergo hie esse mysterium (да узнает из этого, что здесь тайна),— и вскоре после этого копье, пронзившее ребра Христа, дало Церкви воду крещения вместе с кровью жертвы.

 
 

Поделитесь с друзьями!