Речь идет о Церкви

Жильбер Фолио так пишет об этом в предисловии к своему комментарию: «Речь идет о Церкви, или о душе, воспламененной любовью и ищущей Бога, но еще не обретшей Его»; несомненно, это соображение отнюдь не предполагает возможности мариологической интерпретации. Как бы то ни было, последний пример показывает, что две точки зрения, соперничающие сегодня, существовали уже, по крайней мере в виде тенденции, в Средние века.

Так, аббат Руперт полагал, что все сказанное в Песни может относиться к Марии.

По его мнению, слова, относящиеся к поискам Жениха Невестой подходят ей более, чем другим, менее добродетельным душам, ибо в ней воплощено совершенство поиска и желания. Дионисий Картезианец по тому же поводу говорит, что Слово Божие «ищут с большим совершенством, большим старанием и более плодотворно те, кто уже имеет Его, чем те, кто Его не имеет», а позже Мишель Гизлиери присоединится к этому мнению в своем обширном комментарии.

Филипп де Харвенг также не испытывал сомнений в том, что Песнь песней есть «в целом аллегория Марии»; он представлял этот текст как «драматический диалог» между Словом, окруженным ангелами и Марией в окружении апостолов и верных.

 
 

Поделитесь с друзьями!