Руссо присовокуплял

Он не решался извратить христианство до того, чтобы предписать ему ту же роль в государстве, какую играло античное язычество. Не слишком заботясь о последовательности, к «религии гражданина» Руссо присовокуплял некую «религию человека» — религию «единственно общую, вечную и незыблемую для всех стран», религию «без храмов, без алтарей, без обрядов, ограничивающуюся сугубо внутренним почитанием всевышнего Бога и следованием вечным требованиям нравственности».

Однако такого рода деизм, даже если представить, что у него есть какие-то основания ссылаться на Христа, ни в одном, ни в другом смысле не является решением столь остро стоящей проблемы. Действительно, подобный деистический культ в той же мере, в какой окажется жизнеспособным, будет лишь усиливать тот дуализм, со всеми вытекающими из него конфликтами, на преодоление которого он сам направлен. Он отвратит от Государства души его граждан и тем самым разобьет «единство общества», то есть то, что должен был бы укреплять.

Диктуемый им дух всеобщей любви коренным образом противоречит «собственно общественному духу», являющемуся неотъемлемой принадлежностью всякого «гражданского и политического общества». Этого может быть достаточно — как то отметил уже святой Августин,— чтобы объявить «религию врагом государства». С другой стороны, каким же образом подобный культ может практически исповедоваться в человеческом обществе?

То там, то здесь будет раздаваться голос, по велению совести утверждающий, что «должно повиноваться больше Богу, нежели человекам».

 
 

Поделитесь с друзьями!