Сколько дерзновения

Те, кого она уже объединила,— поистине душа мира; душа великого тела человечества, о котором писал во II в. автор послания к Диогнету. Сколько дерзновения в подобной уверенности! Христианин, утверждающий это, поднимал свой голос из немногочисленного стада униженных и преследуемых, презираемых мудрецами и сильными мира сего.

Правда, оно быстро росло, множилось день ото дня, и внимательный наблюдатель мог бы предположить, что собрание это вскоре превзойдет границы Империи.

Но не от этого происходит спокойная и уверенная отвага нашего автора. Она не питается видением земной будущности христианства, но является плодом одной лишь только веры, сознания того, что говорит он от имени Церкви Господней.

Церковный человек любит прошлое Церкви, внимает ее истории, почитает и изучает Предание — но не для того, чтобы меланхолически восхищаться прошлым или найти пристанище в древности, которую можно переделать по своему желанию, ни тем более чтобы осудить современную Церковь, как ныне устаревшую или отвергнутую Небесным Супругом. Подобные мысли вызывают у церковного человека инстинктивное отвращение.

Хотя он и любит уноситься мыслью к временам, когда Церковь только нарождалась, когда, по словам святого Иринея, еще звучала проповедь святых апостолов, когда «кровь Христова еще не успела остыть, а вера горела живым огнем в сердцах праведных», он тем не менее с недоверием относится к мифам о золотом веке, поощряющим естественную склонность к крайностям, раздражительности и легкости осуждения.

 
 

Поделитесь с друзьями!