Сражаются за одного Царя

И хотя в столь великом множестве велико и различие родов оружия, ибо таинства и обряды древних народов отличны от таинств и обрядов народов новых,— все до последнего воина сражаются за одного Царя под одним знаменем, преследуют общего врага и увенчиваются общей победой. Ни в коем случае нельзя понимать эти слова так, как если бы речь в них шла о видимом столкновении одной людской силы с какой-то другой. Воинство Церкви никогда не уподобится армиям мира сего, а цели его — их целям. «Ходя во плоти», она «не по плоти воинствует».

Битва, которую она ведет, подобна великой Брани искупления, и продолжение ее есть «брань духовная». Брань эта — «против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных», и должна прежде всего вестись каждым воином во глубине сердца его.

Каждый должен выступать против Сил вражеских, вооружась внутренней своей свободой, и именно в душе каждого воина должно обращать врага в бегство и уничтожать его. Ибо «ко Христу не приходят через покой и наслаждение, но непременно через всяческие превратности и искушения».

В каждом, кто приходит следовать за Ним, живут двоякого рода страхи: страх христианина и страх человека мира сего, страх разрушительный и страх искупительный, страх греха и страх Креста.

Разделяющая два лагеря черта невидима и пролегает в умах людей, но борьба между ними всегда рано или поздно выплескивается наружу. Intestino exteriorique conflictu indesinenter exercetur Ecclesia («Церковь непрерывно терзаема как внутренней, так и внешней борьбой») .

 
 

Поделитесь с друзьями!