В действительности мариологическая

Но аббат Гверрик замечал, однако, что в рамках этого символического толкования «можно позволить себе, сохраняя пиетет к сути вещей, некоторую вольность деталей»; и лишь с учетом этого замечания он полагает возможным применить строки Песни песней к Успению Богоматери. В действительности эта мариологическая экзегеза сохранит некоторую гибкость даже у эпигонов.

Тем не менее по ходу событий она должна была, будучи однажды ясно сформулированной, приобретете характер основной интерпретации: последней по хронологии, но первой с точки зрения логики. Вскоре она заставляет о себе говорить многих комментаторов, вдохновляет литургические песнопения, распространяется в искусстве.

Здесь есть одна, впрочем, немаловажная частность — здесь нет ни капли созерцательной фантазии.

Действительно, Мария не могла не быть названа прежде всего Невестой, возлюбленной Женихом: inter omnes sponsas prae omnibus fuit ac permanet ornata (между всеми невестами была и пребудет прекраснейшей). Права супруги подобают ей amplius et perfectius (полнее и совершеннее). Она одна представляет собой идеальный образ, в своей незапятнанной красоте, «пребывающей до скончания времен».

Она с большим основанием, чем другие, может быть названа anima decora (душой достойной), душой, излучающей красоту, чей целомудренный союз со Словом воспет Оригеном.

Ее называют mons montium, virgo virginum, sancta sanctorum (вершина вершин, дева дев, святая святых).

Гимн любви, каковым в первую очередь является Песнь песней, есть прежде всего specialis- sime — гимн Марии.

 
 

Поделитесь с друзьями!