В Евангелие верят

Критерий принадлежности к мистическому Телу, то есть к Церкви, не определяется из понятия справедливости, будь то справедливость божественная или человеческая. Благочестивые и обладающие доброй волей «неверные», так же как и христиане иных конфессий — чье положение все же отлично от положения «неверных», лишь «предназначены» Церкви, «в силу некоего стремления и неясного желания», но не могут быть названы ее членами в полном смысле этого слова, reapse (в действительности). А с другой стороны, грешники, не отрекшиеся от Церкви, продолжают реально составлять часть ее, и мы знаем, что ведь их в ней подавляющее большинство.

Не живя по Евангелию, они тем не менее все еще по-церковному в Евангелие верят, и эта связь, безусловно недостаточная для того, чтобы быть определяющей в Церкви, удерживает, даже до предела истончившись, этих грешников в звании ее членов, пусть «увечных», «сухих», «гниющих» и даже «мертвых».

Святая Церковь долготерпелива к ним.

Что же до лучших ее чад, то сами по себе они могут лишь вступить на путь, ведущий к святости, и святость их всегда будет непрочной.

Зла мира сего надлежит бежать, ища защиты в милосердии Божием.

Римский катехизис непрестанно напоминает нам со времен Тридентского собора, что Церковь, которая есть все мы без исключения, каждодневно должна повторять: «Dimitte nobis debita nostra» («Оставь нам грехи наши»), каждодневно должна она молить Господа своего о милости и придании сил.

 
 

Поделитесь с друзьями!