Религиозные мотивы в мировоззрении Н. В. Гоголя

Верно подметив религиозные мотивы в мировоззрении Н. В. Гоголя, кишиневские богословы ни словом, однако, не обмолвились о «Мертвых душах», о материалистическом, но существу характере реалистического отображения писателем современной ему российской действительности, объективно наносившего удар по крепостническому строю.

Сотрудники журнала «Кишиневские епархиальные ведомости» неоднократно высказывали свое отношение и к творчеству Льва Толстого. Один из них, а именно С. Маргаритов, в статье «Учение графа Л. Н. Толстого и секта толстовцев» с горечью признал, что идеи великого писателя «сочувственно принимаются и интеллигенцией Бессарабской губернии», они начинают распространяться «и среди простого народа». Понятно, Маргаритов боялся не религиозного духа толстовства, а его антиклерикализма.

Более откровенные высказывания о Л. Н. Толстом принадлежат И. Попову. В статье «Толстой мыслитель и Толстой — художник» он, вслед на литературоведами-идеалистами, объявлял Толстого-мыслителя диаметрально противоположным Толстому-художнику и высказывал пожелание, чтобы второй победил первого. Лишь такая победа, полагал он, может стать залогом мира Л. Толстого с самим собой, с Христом и церковью. Этот вывод бессарабского богослова опять-таки свидетельствовал о страхе перед антиклерикальными идеями «яснополянского старца».

 
 

Поделитесь с друзьями!