Человеческое счастье

Человеческое счастье издавна привлекало к себе внимание философско-этической мысли. Представители эвдемонизма, полагавшего цель бытия в достижении счастья, считали, что последнее заключается в удовлетворении потребностей людей и связано с чувством удовольствия. Эпикурейцы под этим чувством понимали как чувственные, так и духовные наслаждения при подчинении чувственных влечений контролю разума, а Гельвеций — предпочтительно духовные удовольствия. Сохраняя положительные завоевания эвдемонистической теории, хотя и не соглашаясь с ней по многим вопросам, коммунистическая этика исходит из того, что счастье — это высшее удовлетворение, достигаемое человеком путем развития и творческого применения его физических и умственных сил при гармоническом сочетании его личных и общественных интересов. Прав советский писатель А. Н. Толстой, определивший счастье как ощущение полноты своих духовных и физических сил в их общественном применении.

Полнота жизни в ее коммунистическом понимании, озаренная великою целью, предполагает активную борьбу за лучшее будущее народа. Не безмятежный покой, не пассивное наслаждение радостями жизни, а деяние, творческое дерзание, созидание, сопровождающееся жизненным подъемом и неиссякаемым чувством вдохновения,— вот источник счастья. «Творчество без счастья приемлемо. Счастья без творчества нет».

 
 

Поделитесь с друзьями!