О страхе смерти и религиозном «утешении» 

Ориентируя верующих на достижение фантастического загробного счастья, православно-христианская концепция цели и смысла жизни паразитирует на факте неизбежной смерти для каждого. Богословы и служители культа заявляют, что, как бы атеисты ни критиковали религиозные поучения о цели жизни вне самой жизни, одно дело, когда несколько десятилетий земного бытия сменяются новой формой существования человека, и совсем другое, когда все кончается лопухом, выросшим на могиле. Признание конечности человеческого бытия, по мнению церковников, ведет к тому, что люди со страхом встречают свою смерть, в то время как религия, обещая продолжение жизни за гробом, якобы снимает страх смерти или помогает преодолевать его. «Человек стоит перед жгучей тайной смерти. — восклицает «Журнал Московской патриархии». — Жажда жизни, неистребимая и жгучая, охватывает человека при виде надвигающейся смерти, и невольно вырывается из груди умирающего мольба к богу о жизни. И этот скорбный плач переходит в надежду с истинно религиозным представлением, что бог дарует жизнь человеку, ибо человек жизнью своей прославляет бога»

Религиозное утешительство, с которым здесь мы сталкиваемся, сделало религию прочно укоренившейся фантазией. Оно направлено прежде всего на вопросы, связанные со смертью.

 
 

Поделитесь с друзьями!