Курс на традицию

Взяв после «периода ломки» «курс на традицию», обновленческое движение ударилось в противоположную крайность, стало прокламировать отсутствие разницы между «старым и новым церковным течением», отказалось от той программы реформ русского православия, на базе которой оно возникло. Предостережения пленума обновленческого синода 1928 г. от «крайностей реформизма» были уже излишними— они запоздали на пять-шесть лет.

Извлекая уроки из поражения обновленчества 20—30-х годов, деятели современного православия отмечают его «увлеченность декларациями», «некоторые крайности» в подходе к традициям и т. п. Наученные опытом неудач церковных реформаторов прошлого, современные продолжатели их дела стремятся не допускать таких крайностей.

Когда генеральный секретарь Всемирного совета церквей Ю. К. Блейк в докладе, представленном Центральному комитету ВСЦ в 1967 г., выдвинул тезис: «Нашим церквам необходимы в Наши дни революционные перемены»,— митрополит Никодим определил его как «несколько рискованное обобщение». Православная церковь, по словам митрополита, считает необходимым в этом деле «проявить известную осторожность и осмотрительность». «Во всяком случае, — говорил он, — православные церкви не испытывают такой жгучей необходимости в «революционном» обновлении церковной жизни.

 
 

Поделитесь с друзьями!