Социально-церковные лозунги

Иное дело — обновленчество 20-х годов. «Социально-церковные лозунги — писал Б. В. Титлинов,— ставятся во главу угла нового церковного строительства. Церковь развертывает знамя евангельской, чтобы показать ее солидарность с правдой человеческой и сделаться творческой силой жизни.

Осуществление христианства в истории, проникновение религиозных начал в жизнь индивидуума и общества — вот в чем видели идеологи обновленчества основной смысл своего движения. Брошенное исторической церковью знамя христианского общества, осуществляющего «правду божию» в человеческих отношениях, подняла, по их мнению, социалистическая революция. Новая, обновленческая церковь поэтому должна нравственно освятить эту революцию и стать ее «союзником» в деле социального переустройства общества. «Поскольку в принципах Октябрьской революции нельзя не усмотреть принцип первохристианства, — утверждали сторонники А. И. Введенского, — церковь религиозно принимает нравственную правду социального переворота и активно, доступными ей церковными методами, проводит эту правду в жизнь». Считая капитализм «смертельным грехом», обновленцы заявляли: «Мир должен принять через авторитет церкви правду коммунистической революции. Это честь, это святыня, это конечная вершина, на которую может взойти русская церковь». Проведение реформы православия

С целью достижения единства движения и получения официального согласия на проведение реформы православия в апреле — мае 1923 г. собрался Поместный собор обновленческой церкви. Открытый «митрополитом Московским и всей России» Антонином собор принял обращение к ВЦИК, в котором говорилось: «Великий Октябрьский переворот проводит в жизнь великие начала равенства и труда, имеющиеся в христианском учении. Во всем мире сильные давят слабых. Только в Советской России началась борьба против этой социальной неправды. Собор полагает, что каждый честный христианин должен стать среди этих борцов за человеческую правду и всемерно проводить в жизнь великие начала Октябрьской революции».

Оценивая это заявление, Е. М. Ярославский писал: «Конечно, это — большой шаг вперед. Другой вопрос о том, действительно ли религиозное учение совместимо с революционным учением коммунизма. Но важно здесь то, что огромная часть духовенства признала необходимость поддержки Октябрьской революции. Поместный собор 1923 г. аннулировал тихоновскую анафему Советской власти, лишил Тихона сана патриарха Московского и всея Руси и упразднил патриаршество вообще.

 
 

Поделитесь с друзьями!