Он говорил о добровольности Своей смерти

Он говорил о необходимости Своей смерти, о Божественном «должно вознесену быть Сыну Человеческому», подобно змею в пустыне, сравнивал Свою смерть со смертью пшеничного зерна, которое иначе не даст плода, что посредством подобного плода Он должен прославиться. Он говорил о добровольности Своей смерти: «Никто не отнимет ее у Меня, но Я Сам отдаю ее».

Он говорил и о значении Своей смерти как об основании полного и охватывающего мир спасения через заместительную смерть за погибших грешников, чтобы установить Новый Завет посредством прощения грешников, и как об основании практического освящения в истинном следовании за Господом, в самоотречении и в несении креста. И во всем этом Он постоянно рассматривал Свою смерть в совокупности со Своим воскресением и прославлением. Об этом свидетельствуют Его слова о разрушении храма, о знамении Ионы, о краеугольном камне и о пшеничном зерне.

Именно в своем воскресении, а также в даровании Своей жизни верующим Он усматривал единственный путь участия грешников в Его деле спасения; отсюда Его слова о том, что Его последователям надлежит есть Его Плоть и пить Его Кровь, без чего никто не сможет обладать жизнью в самом себе. «Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира», «Ядущий хлеб сей будет жить вовек».

 
 

Поделитесь с друзьями!