Павел оказался снова единственный

Итак, из Голгофы и откровения Петра в Иоппии вытекают четыре новых великих вопроса: вопрос о цели закона, вопрос об устранении Израиля и о его надежде, вопрос об оправдании не по делам закона и вопрос об органическом единстве нового спасительного общения.

Во всех этих вопросах Павел оказался снова единственный из всех авторов Нового Завета подлинным наставником Церкви. Одновременно, однако, мы должны согласиться и с тем, что все основные вопросы в Павловых посланиях являются проявлением Креста Христова в Петровом откровении в Иопии и коренятся в нем.

Особое поручение благовестия Павла состоит в решении и назидательном раскрытии спасительно-исторических проблем, возникших исключительно на основе Голгофы и исторически обусловленных в Иоппии и в Кесарии. Таким образом, Павловы откровения являются толкованием и углублением откровения Петра, дарованного ему на основании Голгофы. Однако венцом всего этого является последнее.

Человеку, которому особым образом даровано было толкование начала новозаветной Церкви, теперь даровано также видение ее завершения.

Все это весьма свойственно Божественной логике.

Так Павел становится пророком надежды Церкви: воскресение верующих, восхищение Церкви, судилище Христово, преображение избранных, грядущая духовная телесность их все это основные вопросы христианской надежды, относительно которых мы ни у кого из других новозаветных авторов не находим столь ясного, четкого и детального поучения, как опять-таки у Павла.

 
 

Поделитесь с друзьями!